Слышат другой барабан. Злоключения активистов, столкнувшихся с государственной психиатрией (и уголовным преследованием)
Алла Константинова
Слышат другой барабан. Злоключения активистов, столкнувшихся с государственной психиатрией (и уголовным преследованием)
30 декабря 2021, 12:05
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.
Почему я вижу это сообщение — и что оно значит?
Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!Поддержать

Геннадий Пирогов в мае 2018. Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсант

Если выглядишь, как сказочный персонаж, но на тебе висит уголовное дело — то под Новый год хлопоты твои совсем не праздничные. «Медиазона» поговорила с активистами, которые, возможно, вели себя чересчур экспрессивно по мнению силовиков — и были за это наказаны.

Древарх Просветленный. Фото: из личного архива

Творец и СК

«Думаешь, у меня аппетит есть? — архангельский активист Андрей Христофоров, также известный как Древарх Просветленный, рассказывает о своих чувствах накануне очередного заседания суда. — У меня постоянно подсасывает под ложечкой, из рук валится, и ходишь между небом и землей будто».

В Усть-Вымский районный суд республики Коми Христофоров добирался на перекладных из Архангельска с ночевкой в Котласе. Билеты на поезд, как и квартиру на ночь, ему оплатили активисты мусорных протестов в Шиесе, говорит он. Правда, съемную квартиру для ночевки пришлось для начала избавить от негативной энергии:

«Там койко-место стоит тысячу рублей, надо было ауру почистить: сколько людей прошло, чего только ни делалось, ни творилось! — объясняет Христофоров. — Я ее своим присутствием [очистил]: залил полную ванну горячей воды, туда забрался, вот этой пеной [мылся], всякими снадобьями, которые я с собой постоянно вожу».

Древарха судят в Коми, а не в Архангельске, потому что потасовка, из-за которой на активиста возбудили дело о применении насилия к полицейскому, произошла в поезде. Следствие считает, что активист дернул стоп-кран у станции Шиес, когда РЖД отменили там плановую остановку. Полицейский утверждал, что Христофоров ударил его электрошокером в руку, когда тот начал составлять на него протокол за экстренную остановку поезда. Хотя на записи, которую опубликовали активисты Шиеса, видно противоположное — это полицейские несколько раз бьют Христофорова электрошокером.

«Ты что делаешь, я тебе ногу откушу! — кричит упавший Христофоров одному из сотрудников. — Убийцы в форме! Зачем рвешь меня? Ты меня лучше убей!». Потом двое полицейских берут активиста за ноги и ворот рубашки и вытаскивают из вагона.

В сентябре 2019 года, после возбуждения против него уголовного дела, Древарха отправили на судебно-медицинскую экспертизу в психиатрическую больницу Архангельска. Эксперты пришли к выводу, что Христофоров страдает смешанным расстройством личности, но в момент потасовки в поезде «мог осознавать опасность своих действий» и в принудительном медицинском лечении не нуждается. После сентябрьской экспертизы Древарх поспешно уехал из России, побоявшись уголовного преследования.

Спустя два года он все же вернулся в Архангельск. «Творец послал ему обратную связь со Следственным комитетом», объясняет он: следователи написали активисту в соцсетях, после чего он купил билеты домой.

В Усть-вымском суде Христофоров признал вину и извинился перед потерпевшим — полицейским Дмитрием Шульгиным, говорит его адвокат Любовь Николенко. Суд также удовлетворил ее ходатайство о рассмотрении дела без личного участия активиста. В суде, по словам самого Христофорова, ему очень понравилось. Он утверждает, что прочитал мысли судьи, когда она впервые увидела его в привычном костюме — длинной белой рубахе с крыльями.

«У нее вот эта мантия, да, а у меня, наверное, [костюм] круче, чем мантия! — смеется Христофоров. — Она подумала — я слышал ее внутренний голос — ей очень понравилось, и она хотела бы видеть меня [в суде] еще. А прокурор-то душка вообще! Cветлый молодой человек. И помощник, ну, секретарь суда… Да и решетки все эти металлические…».

При этом Христофоров быстро поправляется: тюремная эстетика ему отнюдь не нравится, просто он «за правду» и оптимистично настроен.

«Я за честность и порядочность не только в судебных делах, понимаете, — говорит он. — Чтобы люди не врали, чтобы… Если человек не испытал физическую боль, то и не испытал — зачем ее придумывать себе? Я про Диму Шульгина [потерпевшего полицейского], да. Хотя я принес ему извинения, покаялся. Но вообще я считаю, что это детский сад "Елочка". Ну это вот да… Система делает из сильных людей почему-то… Слабых».

Ольга Кузьмина. Фото: Alec Sander / SOTA

«Сидит глухо»

«Никуда не выходит, сидит глухо, раз в неделю приходит товарищ из ФСИН, проверяет», — Людмила Ивановна, пожилая мама московской активистки Ольги Кузьминой, рассказывает, что дочь исправно соблюдает условия домашнего ареста.

Уголовное дело о хулиганстве на 43-летнюю Кузьмину возбудили 11 августа. Двумя днями ранее она, взяв арбалет, с помощью автокрана забралась на тополь и привязала себя ремнями к ветвям. Кузьмина протестовала против постройки дома на месте парка, которая началась, несмотря на многочисленные жалобы активистки. В своих исках фонду реновации, комитету строительного надзора, комиссии по вопросам градостроительства и правительству Москвы Кузьмина просила признать стройку незаконной, так как градостроительный план грозил уничтожением скверу и нарушал закон об охране окружающей среды.

На следующий день после акции Кузьмину арестовали на шесть суток по статье о неповиновении силовикам. 17 августа активистку отправили под домашний арест, который неоднократно продлевали. В последний раз — до 9 февраля.

«Самое печальное другое — Бабушкинский суд принял решение поместить ее в психиатрический стационар, — говорит адвокат активистки Катерина Тертухина. — Следствие назначило амбулаторную психиатрическую экспертизу, в результате [которой] имелось заключение врачей о том, что они не могут провести экспертизу в амбулаторных условиях и рекомендуют поместить ее в стационар».

7 декабря Мосгорсуд утвердил решение поместить Кузьмину на 30-дневный срок в психиатрический стационар. Дату, когда активистке придется начать обследование, пока не назначили. Срок пребывания в больнице врачи могут увеличить, говорит Тертухина.

Вид из окна на новостройку. Фото: из личного архива Ольги Кузьминой

«Если врачи считают, что времени им мало, они обращаются в суд и этот срок продлевается, — уточняет Тертухина. — Уже даже без участия меня и без участия Ольги. Делают в местечковом порядке — по закону это так. И она там может находиться до 90 дней».

Активистке Кузьминой по состоянию здоровья нужно вести активный образ жизни и определенным образом питаться, говорит ее адвокат. В условиях стационара — как, впрочем, и на домашнем аресте — это почти невозможно.

«У нее лимфедема четвертой степени — это отеки лимфосистемы, надо правильно питаться и правильный режим соблюдать, — говорит Катерина. — Ей надо ходить определенное количество шагов в день, свежий воздух и так далее. Все это в стационаре не сделаешь».

Отдельным издевательством мама Ольги Кузьминой называет ту самую стройку — ее видно из окон квартиры, где активистка вынуждена сидеть под домашним арестом. Растущее здание на месте вырубленного сквера уже загородило им привычный вид и съедает часть солнечного света. «Двадцать один этаж уже построили, уже кладут стены из пенобетона», — вздыхает пенсионерка.

В начале декабря отдел экологического контроля Северо-Восточного округа Москвы оштрафовал Кузьмину на 3,5 тысячи рублей за пять сломанных ветвей дерева во время акции.

Геннадий Пирогов в июне 2017. Фото: Александр Миридонов / Коммерсант

Царь-певчий

В страхе психиатрической больницы вот уже больше года живет и активист из подмосковного Домодедова Геннадий Пирогов. 19 августа 2-ой Западный окружной военный суд вынес решение о принудительной госпитализации Пирогова по делу о призывах к терроризму из-за поста «ВКонтакте». Защита активиста — интересы Пирогова представляет адвокат Ильнур Шарапов — будет пытаться оспорить это решение. «Так что там эта вся бюрократия еще тянется», — вздыхает Пирогов.

Дело об оправдании терроризма на церковного певчего Геннадия Пирогова возбудили в мае 2020 года. По версии следствия, тогда Пирогов разместил у себя на странице текстовый файл под названием REVANSH, в котором провозгласил себя «царем России», призвал захватить власть в стране силовым путем и описал способ изготовления «коктейлей Молотова».

Сам активист во время следствия вину формально признал, но говорит, что с показаниями свидетелей и материалами дела категорически не согласен. Он вспоминает, что прикрепил к этому текстовому файлу два изображения императора Николая II и вместе опубликовал их во «ВКонтакте». На одном из фото была дата 5.11.2017. Кто-то из знакомых спустя три недели предупредил Пирогова о возможных проблемах с законом, и он удалил сначала пост, а затем и весь аккаунт. По словам активиста, он всегда избегал слова «революция» в своих соцсетях и «аккуратно подбирал формулировки во всех публикациях».

После задержания на акции «Он нам не царь!» в мае 2018 года, говорит Пирогов, полицейские отвезли его в областную психиатрическую больницу. Там у активиста отобрали телефон и предложили подписать согласие на лечение. После отказа принимать лекарства и подписывать бумаги его привязали к кровати и сделали укол насильно.

21 марта 2018-го Савеловский районный суд отправил его на принудительное психиатрическое лечение. Активист провел три недели, как он сам говорит, «в больнице тюремного типа». Он сих пор с ужасом вспоминает свои ощущения от таблеток.

«Каждый день я думаю, как подготовиться к тому, чтобы меня как можно быстрее выписали и чтобы как можно меньше лекарств мне назначали жестких, которые такие… мучительные, — волнуясь, говорит он. — Я через это все уже проходил, это очень тяжело».

Алексей Поднебесный со своей девушкой. Фото: из личного архива

Чтобы слюни не текли

43-летний активист-инцел из Нижнего Новгорода Алексей Поднебесный с Геннадием Пироговым не знаком, но испытывает похожие с ним чувства. В октябре Ленинский районный суд Нижнего Новгорода отправил Поднебесного на принудительную госпитализацию в психиатрический стационар после заключения медиков нижегородской психиатрической больницы №2. После прохождения дополнительных комиссий медики перевели Поднебесного на амбулаторное лечение, говорит юрист Александр Тутубалин, представляющий интересы активиста в суде.

«Нами была подана апелляционная жалоба, и в период ее рассмотрения у Алексея комиссии какие-то проходили, — говорит Тутубалин. — Эти комиссии определили, что пока рассматривается апелляционная жалоба, ему не надо находиться на стационарном лечении».

Поднебесного задержали в октябре после заявления нижегородского политика Роман Зыкова — он был координатором «Национально-освободительного движения» и депутатом городской думы. Зыков посчитал, что Поднебесный в своих постах во «ВКонтакте» оправдывал «колумбайнеров», устраивающих шутинги в учебных заведениях. Также на Поднебесного якобы жаловались другие учащиеся колледжа: в твиттере есть скриншоты переписок студентов, предположительно касающиеся Поднебесного.

Силовики задержали Поднебесного, когда тот вышел из дома на учебу. Активист утверждает, что оперативники ФСБ вызвали скорую помощь, но медики отказались его госпитализировать, не увидев никаких оснований.

«На это сотрудник ФСБ достал смартфон и заявил, что Поднебесный хочет трахать девушек, и показал отрывок некоего видео, где содержатся рассуждения о сексе», — вспоминал активист. Фельдшер, с его слов, все равно отказалась госпитализировать Поднебесного, и тогда оперативники просто увезли его в нижегородскую психиатрическую больницу №2.

Трижды в день Алексей пьет назначенные ему таблетки. Активист рассказывает, что после их приема чувствует себя плохо — и большую часть дня просто лежит или спит.

«Сейчас один препарат мне заменили на другой, более сильный, — рассказывает он. — Я его принимаю утром, плюс к нему еще одну таблетку-нейтрализатор, чтобы руки не дрожали, слюни не текли — потому что он такие вызывает… в моем случае не побочные, а основные эффекты. Утром после приема [таблетки] ты часов до трех можешь спать, например. Если даже ты не спишь, то сидишь, что-то смотришь или читаешь — все равно нет сил и энергии ничего делать. Плюс если пойдешь куда-то на кухню, головокружение сохраняется. Под каким-то таким внешним воздействием постоянно [находишься], очень неприятно».

В Нижегородском медицинском колледже, куда Поднебесный поступил в этом году, активисту пришлось взять академический отпуск на год. Но он не уверен, что вернется на учебу: по мнению Поднебесного, злопыхатели организовали травлю как раз из-за поступления. Активист считает, что им давно интересуется местная ФСБ: раньше Поднебесный активно выступал против уплотнительной застройки в Нижнем Новгороде. Его принудительное лечение на руку тем, кто хочет прекратить его активистскую деятельность, уверен Алексей.

«Я здоровый человек, — повторяет Поднебесный. — Они взяли здорового человека и пичкают его нейролептиками, которые не нужны, которые вызывают только депрессию, плохое самочувствие, угнетение, постоянное напряжение мышц… самые негативные дикие реакции. Ну это карательная психиатрия как она есть».

27 декабря Нижегородский областной суд перенес заседание по рассмотрению апелляционной жалобы активиста, говорит юрист Тутубалин. Причина переноса неожиданная: прокуратура вдруг попросила признать решение Ленинского районного суда о принудительной госпитализации Поднебесного незаконным.

«Хотя сами же они, наоборот, указывали, что решение вполне обоснованное, и Алексея необходимо госпитализировать, а сейчас они переобуваются, так скажем, — удивляется Тутубалин. — Зачем они это делают? Алексей считает, что это [для того, чтобы] более жесткий диагноз придумать ему потом, в будущем. А я думаю, что прокуратура пытается сохранить лицо, потому что, на мой взгляд, глупая позиция юридически была тогда у прокуратуры. А теперь они утверждают то, что мы и говорили: что те болезни, которые Алексею вменяют, не являются основанием для недобровольной госпитализации».

Дарья Полюдова. Фото: личная страница в Facebook

Не на отдыхе

Кубанская активистка Дарья Полюдова через психолого-психиатрическую экспертизу проходила еще шесть лет назад. В 2015 году активистку первой в России осудили по статье о призывах к сепаратизму из-за анонсированного в Краснодарском крае «Марша за федерализацию Кубани». Тогда Полюдову приговорили к двум годам колонии-поселения, «Медиазона» подробно рассказывала историю активистки.

Уже почти два года Полюдова находится в СИЗО №6 Москвы, а перед Новым годом, 27 декабря Полюдовой предъявили обвинение по делу о создании экстремистского сообщества, сообщил «Медиазоне» ее адвокат Леонид Соловьев. В постановлении московского управления ФСБ говорится, что Полюдова, организовав московское движение «Левое сопротивление», вместе со сторонниками готовилась к «преступлениям экстремистской направленности».

В документе перечисляются протестные акции Полюдовой в 2019 году, в том числе пикет с плакатом «Курилы! Хватит кормить Москву! Да здравствует Дальневосточная республика!». После этого пикета в январе 2020 года Полюдову арестовали за призывы к сепаратизму, но потом прокуратура прекратила дело из-за частичной декриминализации статьи.

В мае 2021 года Полюдову уже признали виновной в оправдании терроризма в интернете, а также в публичных призывах к экстремизму — один из эпизодов дела об оправдании терроризма суд переквалифицировал на призывы к экстремизму. Тогда уголовное преследование активистки началось после ее поста про чеченского полевого командира Шамиля Басаева, а также из-за видео о Евгении Манюрове, который устроил стрельбу у здания ФСБ на Лубянке.

Дело о создании экстремистского сообщества завели также на пятерых сторонников Полюдовой. В участии в «Левом сопротивлении» подозревают Сергея Кирсанова, Кирилла Котова, Алену Крылову, Игоря Кузнецова и Андрея Романова. Первых троих 24 ноября добавили в реестр террористов и экстремистов Росфинмониторинга, Полюдова уже была там.

Томского активиста Игоря Кузнецова в сентябре задержали по обвинению в призывах к беспорядкам через телеграм-канал «Что делать». По версии обвинения, активист создал «закрытый конференц-чат», где «систематически обсуждались стратегия деятельности по оказанию психологического воздействия в целях вызвать у неопределенного круга лиц желание, решимость и побуждение участвовать в совершении массовых беспорядков и вовлекать в процесс новых участников».

В СИЗО №5 Москвы Кузнецов находится с сентября. Его адвокат Сергей Бадамшин рассказал «Медиазоне», что активист настроен оптимистично. «Он очень добрый человек, — говорит защитник. — А чувствует себя… Ну не на отдыхе он, лучше от СИЗО себя никто не чувствовал».

Редактор: Дмитрий Трещанин

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ещё 25 статей